Помню, рассказывал кто-то из друзей. Он ехал домой из Москвы. Электричка, тамбуры закурены, толчея в проходе. У окна напротив сидел Мамлеев. Глаза застывшие, будто срослись с очками, кепочка, рубашка в клетку. Ехал на дачу, по всей видимости. С коляской. Такой типичный пенсионер. А в голове Шатуны. Сам я Мамлеева так и не повидал, хотя и было между нами одно-два рукопожатия. Бойко, ломкий какой-то журналистик из ЛитРоссии, вспомнился. Ну тот самый, который Прилепина ругал еще до того, как это стало… Или вот Сибирцев, автор одной книжечки. Председатель Клуба Метафизического Реализма при СП. Мамлеевское детище, еще одна его книга. Год прошел. Цифирь 16. Эра Водолея. Неспящих медведей на улице все больше, серый буфер Подмосковья, несуществующей земли, зеленых поездов и поскребков с шелушайшейся кожи.

–В.П.