фото: vk

Солома. представляет дебютный альбом московской (ранее — ижевской) группы Vol­chok “Деревни”. Музыканты рассказали нам о том, как  он создавался, что за ним стоит и почему в записи не использовано ни одной гитары.

* * *

Давайте по порядку. Расскажите, кто входит в состав группы, как записывались треки и где, долго ли создавался альбом?

VOLCHOK: Альбом начал создаваться, когда в группе было еще только три человека. Лариса – фоно/вокал, Рома – труба и Илья – барабаны. Сначала мы стали перерабатывать песни раннего «ижевского» периода. Через какое-то время появился сингл Ея, и мы решили работать в новом, деревенском направлении. Мы никогда не хотели привлекать электрогитары и различные современные синтезаторные инструменты. Так вскоре появились виолончель и аккордеон. На этапе записи стало ясно, что из-за отсутствия баса мы сильно проигрываем в объеме. Поэтому бас уже  дописывался в домашних условиях нашим знакомым звукачом в Сыктывкаре. Весь материал мы отдали на сведение на Правду продакшен. Все это затянулось на 9 месяцев, как беременность у женщин, но в итоге мы разродились небольшим и целостным, на наш взгляд, альбомом.

А что не так с гитарами и синтезаторами?

VOLCHOK: Мы изначально отказались от стандартных инструментов рок-группы, так как хотели добиться более камерного звучания, которое бы отражало общее настроение альбома.

Насколько вы себя соотносите с фолк-традицией?

Илья: На мой взгляд, сейчас к фолк-музыке кто себя только не относит. Поэтому каждая группа сейчас сама себе придумывает стиль и направление. В 18-м веке в Европе возникло одно из направлений примитивизма – «наивное искусство», которое нашло отклик среди советских художников 2-й половины 20-го века. В этом смысле нам близки именно такие категории, и мы скорее себя относим к «наивной музыке». А фолк мы или нет – это уже решать слушателю.

Есть ли какие-то ориентиры среди музыкантов?

VOLCHOK: Вкусы у музыкантов совершенно разнообразные, от классики до альтернативы, поэтому каждый преподносит свои партии в том ключе, который считает уместным. В группе мы стараемся соблюдать демократический режим содержания – каждый работает над своими партиями самостоятельно, все по 10 раз переигрывается и переделывается. Но любой труд вознаграждается. Так у нас появились звенящие и прозрачные соло трубы и академические сдержанные струны виолончели. В любом случае, поскольку нас в группе 6 человек, самым сложным остается процесс сбора.

Лариса Тимеркаева volchok деревни
Лариса Тимеркаева — голос группы.

Окей, но ведь Dres­den Dolls же любите?

Лариса: Dres­den Dolls я люблю, и в начале нашего творческого пути, когда был дуэт барабанов и клавиш, конечно, они были ориентиром. Но это всё осталось в прошлом, сейчас звучание совсем другое и какого-то определенного ориентира у нас нет.

Вопрос, который я задаю почти всем. Мне кажется, это самая важная проблема для музыки — нет слушателя. Откуда берется ваш слушатель? Кто он? Как его можно завоевать?

VOLCHOK: Мы честно не знаем, как их искать. Очень много хороших музыкантов сейчас сливается и уходит просто потому, что не находят отклика у зрителя. Сколько отличных музыкантов уходят в сессионщики, кавер-бэнды или оркестры. Попасть в жилу – это, наверное, удается одной из ста команд, если не реже. И это вопрос не таланта и мастерства, а скорее третьей силы.

Конечно, основной вектор развития группы ясен – продвижение в соцсетях, клипы, фоточки, концерты и тд. Далее – это знакомства с нужными людьми, выход на радио. Мы отдаем себе отчет в том, что у нас не самый популярный набор инструментов и совсем не модное звучание. Мы сделали упор на самобытность, старались это сделать качественно. Надеемся, что образы, созданные нами в этом альбоме, окажутся кому-то близки. Завоевать любовь зрителя невозможно, можно лишь постараться расположить к себе людей честностью и открытостью.

И тем не менее, про группу очень много пишет far from moscow (1, 2, 3) и почти никто из наших изданий, блогов. У вас есть объяснение этому?

Илья: Не могу сказать. Проект у нас молодой, наверное, еще пока не доросли до именитых блогеров и издательств.

Лариса: Да, нам не хватает этих самых нужных знакомств. Far From Moscow пишет про малоизвестные, но самобытные русские группы. Возможно, российским изданиям это не совсем интересно.

Зачем так много цитат в описаниях к альбому (и в текстах песен тоже)? Это способ что-то зашифровать? Неуверенность в результате? Или что?

Илья: Цитата у нас только одна – Чехова, в описании к альбому. Просто в какой-то момент понимаешь, что бы ты ни говорил и ни пытался сказать, все уже сказано Чеховым. Поэтому не было смысла особо сопротивляться, мы просто сели в этот автобус.

илья удовенко volchok деревни
Илья Удовенко — барабаны

Альбом называется “Деревни”. Насколько для вас противопоставлены цивилизация и архаика?

Илья: Архаика никогда не покидала человека. Она повсюду, как бы мы не хотели от нее отгородиться, какие бы мы торговые центры не строили. Поэтому и Париж для нас – небольшая французская деревенька, просто немного перенаселена. Но мы не стараемся противопоставить одно другому. Весь наш альбом – это образы, навеянные русской литературой и то, что остается после путешествий по нашей родине. Путешествуем мы много, поэтому и хотелось рассказать про многое.

Лариса: Мы не стараемся ничего противопоставить, для меня этот альбом о ностальгии, о воспоминаниях, которые близки каждому.

Это грустный альбом или веселый? Мне очень трудно определить его настроение. На мажорные в целом аккорды вы кладете не самые радужные стихи.

VOLCHOK: В русском языке есть слово «тоска», которое не переводится ни на один язык мира. Наверное, это даже не чувство, а состояние души русского человека, состояние ума. У одного поэта есть строки про «светлую печаль». Вероятно, это именно то настроение, которое мы хотели передать. С другой стороны это состояние не покинутой радости. Радости просто так, как ребенок радуется каникулам.

Еще важная, мне кажется, вещь. Это удивление. Мир сжимается в черточку, — поете вы. Альбом выходит таким поиском удивления и смирением по поводу того, что его нет, а нет потому, что по улицам деревни и Париж догорает. О чем это альбом?

Илья: Мир всегда удивляет и не перестает этого делать. Иначе не было бы смысла заниматься творчеством. Тогда бы Геродот давно описал бы все области и народы и хватит на этом. Этот альбом, возможно, про поиск себя в малом: в козе, саксауле, в крапиве. Я боюсь уйти в банальности, поэтому, наверное, просто порекомендую слушать альбом, и пусть каждый находит свои смыслы. Так будет правильней.

беседовал Виктор Пучков