18+

Саша написала: у меня есть пять песен mir­rored lips.

Мне хочется не просто выложить их на бендкемп, я хочу сопроводить их текстом, — написала она.

И да, это не новый альбом, это какая-то случайная запись утром в Риге.

Добавила она.

Не знаю, так или нет, но это лучшая их запись за все время: самый необходимый баланс случайностей, фиксация появления чего-то не необходимого, но определенно нового, всполохи звука, которые и есть самая большая поэзия, тайный разговор вещей, разбросанная ветром вереница движения. 

* * *

Бар на углу улиц, названия которых мозг не сможет запомнить при всем желании. Мы падаем прямо на канале в правом ряду от лодок. Они бьются о бетон канала, но никак не догонят наше отражение в реке, ее название я тоже никак не запомню. Я запоминаю Амстердам по граммам – 6 прероллов с собой, пожалуйста.

Я жду имейл от Е, все еще немного планируя увидеться. С каждой затяжкой обязательность нашей встречи расплывается, но я продолжаю репетировать свой русский английский. Ванамерикано плиз – бля, иелтс завален.

Мы прыгаем по пешеходным островкам между велодорожками. Я не была в Амсте с 2013, и теперь он требует от меня четкой самоидентификации. Здесь не принято мутить воду и занавешивать окна дома, и криворотый русский производит впечатление чучела, приехавшего отпугивать чаек с террас.

Большая птица садится на старую лодку, в которую мы постеснялись залезть. Мы сидим на бетонном причале и пьем лагер в голландской урбанине.

Я избегаю мыслей о причинах, почему Е не пишет, от этого скучно. Рядом с нами тормозит  старый мерседес, в его окне разворачивают рыбный сэндвич. Звучит зеленый свет, окно с сэндвичем дергается, и неожиданно для самой себя я срываюсь за ним следом.

Бежать в городе странно. Мне нравятся бегущие без опознавательных знаков. Если долго не бегал, движешься, как урбанист – твой бег постоянно меняется, ты ищешь правильный расход и пытаешься не выглядеть глупо. Все это время ты выглядишь глупо, плохо расходуешься и думаешь про дезодорант. Мы не можем продолжать, говоришь себе ты, стопаешься, и способы перекрыться догоняют голову, отстав всего лишь на 10 метров.

Бежать и подробно говорить невозможно. Ты вручную запускаешь себя в режим «выжить», чтобы спастись и смотреть глазами на жизнь так, будто она съедобна. Я бегу по центру без мыслей и слушаю диапазон городского воздуха, который забирают легкие на высоте моего роста. Сладкие верхние ноты – переулок с китайским ресторанчиком и сразу через пять метров невидимое облако сативы, плывущее за обсаженным туристом. Я задерживаю в легких этот облачный вдох и выдыхаю. Нужно было нормально вести себя в прошлом году и не было бы этой хуйни, но эти слова сбивает с ног трехколесная велорикша с японскими туристами, в красных линзах очков которых я успеваю увидеть свой ужас за секунду до столкновения.

Мимо нас пробегает азиат во всем обтягивающем. В вечерней воде переливаются крыши с подвесными крюками для подъема негабаритных тяжестей. 12 часов в Амстердаме это 5 суток, велосипедные штаны – максимум разврата, преролл с табаком лучше чистого. Меня еще нет, но я обязательно буду.

текст и фото: Саша Филиппова, mir­rored lips