Что же, Пелевин. Все в сказовой форме, новый Лесков, новый Бажов.

Я уже говорил не раз, Пелевин делает не книги, он изготавливает редимейды, музейные экспонаты, литературные памятники. С этой точки зрения, Искусство легких касаний — памятник этой полузабытой наджанровой форме. Одна из задач второй культуры (также говорил я некогда): ухаживать за могилами, за тем, что исчезло. Приносить конфеты и цветы на кладбище. ИЛК — такой букет, такая конфета, грустная, увлекательная, безупречная книга писателя, которого почему-то перестали читать всерьез и вдолгую.

Мне кажется, настолько легких и, видимо, личных книг у Пелевина не было со времен Омона Ра. Сказ — маска, но образ этой маски проступает подобно таинственным письменам вооруженных химер. Может быть, и жертва даже. Хлопнул их книжкой, а дыхание осталось, не сожжет, но рога блеснут. Осталось найти тот самый скворечник, активировать мысль, я же говорю — долгое чтение, и за последней страницей только начало.

Эта проза о приключениях книги. В этой книге нельзя отсидеться.

–В.П., картина: Njide­ka Akun­y­ili Cros­by