Десять дней, говорят, он провисел. То есть в эти самые дни двадцать лет назад. Проспект Бакунина, рукав Московского вокзала, по переулкам газеты, на пыльных столбах афиши. “Ну вот и поговорили мы с Химерой…” Выше запись радиоэфира Геннадия Бачинского, 11 марта 1997 года, он только-только потерял друга. И вот его уже 9 лет тоже с нами нет. В эпоху vk это не такая уж и редкая запись, но ценна она, конечно, прежде всего тем, что это 100 минут их неожиданной и желанной встречи где-то там и в то же время перед нами. В книгах теперь много написано, есть фильмы даже, и классный, по-моему, проект с интервью, там Фига, Никонов, Михеев, Гаккель, безусловно. С этой записью, конечно, все по-особому, ведь это не воспоминание, это свидетельство. Когда мы говорим о свободе 90-х, мы имеем в виду, вероятно, то, что возможность совпадений тогда была предельно высока. Вторая культура, как оказывается, всегда максимально контактна и потому лучше всего проявляет себя в совпадениях. Или случаях. 20 лет и 10 дней назад Эдуард Старков повесился. Случай Химеры обречен на незавершенность. Потому что случай — это категория эстетики, а значит вторая культура — стремление буржуазное. И именно в удовлетворении этого стремления заключается ее конец. Рэдт разыграл все буквально, огонь должен жечь.

–В.П. фото из vk