Конечно, я ошибаюсь.

Десятки раз пересматриваю эту сцену, ту самую: юный Михалков в кедах неспешно напевает, идет к экскалатору, тут песня прерывается: “Молодой человек, ты че кричишь?” Именно “че”. И так поджимает губы, локоны застенчиво свисают. “Я пою”.

Ошибаюсь, конечно. Никакого “че”, и у Носова в рассказах все время “ты чего ревела?” Знаки важны, конечно, “чего” — форма московского говора, который, возможно, и выродился уже. И тем не менее. Это ведь вопрос из нашего времени.

Ты че кричишь? — Я пою.

Пою неназванными соловьями, опоздавшими, может быть, на всю жизнь, с глазами Турдейской Манон Леско. Шпаликов, Цыферов, Петров, “вторая культура”.

–В.П., кадр из фильма “Я шагаю по Москве”