18+

Писать о лучшей музыке прошедшего месяца стало уже доброй традицией в этом блоге. Мне очень понравился вышедший в мае альбом ДЖРС. Настолько, что вместо собственных интерпретаций и оценок я решил связаться с Антоном ОБРАЗИНОЙ в паузе между концертами и переездами (группа 3-го июня завершила свой большой тур по Сибири и Дальнему Востоку) и задать ему несколько вопросов по поводу этой записи.

* * *

Самое первое — тур по Востоку. Расскажи пару слов о нем, как все прошло? Как «Газель»? Открытия?

Ох, просто нет слов. Пока я еще не переварил все впечатления, но взгляды на жизнь такая поездка вполне может сильно изменить. Мы уже две ночи провели в абсолютно безлюдных степях без связи с внешним миром. Вчера даже выпивка кончилась. Но, оказывается, так можно. Не думаю, впрочем, что я вправе рассуждать о каких-то трудностях. Я же не веду машину. Денис Алексеев — герой и железный человек, а мы едем у него на плечах и только плюшки собираем. Концерты абсолютно везде шикарные, не имеет значения, много людей приходит или нет, главное, что всегда находится хоть один человек, для которого случившееся важно. Виды — просто улет. С Байкала вообще начинается другая планета. Трип по Монголии я пока описать не могу, это совсем за гранью моего изнеженного московского восприятия. Позже, может быть, напишу об этом. За время тура я испытал, кажется, все возможные эмоции. Кайф. Кайф. Кайф. Все реки впадают в сердце мое.

Я правильно понимаю, что этой записи могло не быть? Этот альбом записывался в новом составе, и если бы состава не случилось, то альбом был бы другим?

Ну какая-то запись была бы. Набор песен мог бы быть другим. А если бы в 2012 я вложился в биткоин — сейчас бы уже миллионы сделал. И, может, не испытывал бы эмоций, которые привели к этим песням. Как знать. Вероятностей много, не знаю, что было бы. Давай лучше по фактам — вот есть альбом, и он такой, какой есть. Все просто. На него повлияла куча случайностей, всех и не упомнишь. Неудачные туры, счастливые встречи, плохая работа, хорошая работа, чужое безумие, свое безумие, помощь от других и собственное вредительство — в каждый момент что угодно могло бы быть чуть или сильно другим. В том числе и альбом, почему нет.

На Sad­wave ты говоришь, что смена состава сказалась на дисциплине. Перезапись/переосмысление старых песен связано с этим?

Я там говорил, почему мы переписали Саботируй и Котобус, по-моему. Одна мне не нравилась в прежнем виде, другая просто хорошо зашла в альбом и получилась лучше, чем в 2016. A Move­able Feast — это одна из двух англоязычных песен, которые мы продолжали играть до последнего времени, поэтому переосмысление напрашивалось. Все три вещи были бы на альбоме в любом случае, вне зависимости от перемен в составе.

Я, в общем, очень много пишу о том, что нечто стоящее можно сделать при двух объективных условиях: а) вместе (т.е. объединившись); б) на грани распада. И, так получается, что ДЖРС — это иллюстрирует. Ты согласен с этим?

В данном случае речь, скорее, о “вместе”. Мы довольно тесно объединились с Александром и Вовой. Сложно не объединиться, репетируя чуть ли не каждый день. Но вообще я не согласен! Не люблю поэтизацию работы. Получается у того, кто делает. Всё. Выполнению работы способствует труд. И сроки. Которые мы, к слову, почти просрали.

Как, кстати, правильнее Jars или Джрс?

Как удобнее тебе! Джрс было рабочим именем группы во всяких переписках с самого начала — с 2011 года. После перехода на русский язык мы решили, что использовать его публично — прикольная штука. Ну и все собственно, вся история. Официально впрочем, НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ (стриминги и т.д.) правильно все же Jars. Чтобы не плодить сущности и не путать людей. Джрс — это чисто русскоязычная фишка.

Давай как раз о русском языке. Ты везде давишь на то, что английский язык не работает. Можешь подробнее раскрыть это? Ты согласен, что русский язык запирает, лишает универсализма и т.д.?

Не согласен. Меня запер английский. Я не мог с ним достаточно приблизиться к собственным ощущениям. Просто было нечестно. Недостаточно честно. Русский язык припирает тебя к стенке. Некуда бежать. Хуярь!

Как в таком случае работает: русский язык и западная, в общем, музыкальная традиция?

Вроде нормально работает. Mir­rored Lips острее Помпеи. EEVA интереснее Тесла Бой. Русский реп вообще самое популярное музло. Отлично работает.

Почти все немногочисленные рецензии по инерции называют альбом протестным. Я с этим несогласен. Он, по-моему, поколенческий, раз, и, два, вполне кинематографичный, т.е. на самом деле замещающий протест в каком-то смысле, что, по-моему, плюс, т.к. эстетически воздействие от него гораздо шире. А для тебя — это протестный альбом?

Плевать я хотел и на протест и, тем более, на поколение. Если бы поменьше людей пытались говорить за других — какой хороший мир был бы! Впрочем, я тут не совсем честен; все же я стремился к тому, чтобы тексты были более-менее универсальны, а не просто про Антошу Образину. Рассказывать всем, какой ты пиздатый или как красиво страдаешь — это еще хуже, чем метить в голоса поколения. Если по существу — нет, альбом не особо протестный, если только мы не имеем в виду протест против себя. Он больше про рефлексию, даже пресловутая Саботируй.

Об этом же вопрос: ты избегаешь (и на альбом довольно удачно) всяческого дидактизма, но со сцены слова “начальство пора убивать” не всеми, мягко говоря, будут правильно поняты.

Не знаю, пока вроде все всё верно понимают. Некое предельное недовольство. Нет сил. Крайние меры. Для прямого действия это даже вредная песня — покричишь “начальство пора убивать”, и уже вряд ли пойдешь собственно убивать. Смерть рождается из молчания, из невозможности высказаться, из совершенной несвободы, из кляпа. Страшно там, где тихо.

В одном из вк-пабликов ты рассказываешь о песнях, которые стали прообразом для альбомных треков. Это воровство или переосмысление все-таки?

Да шутка, скорее. В статье про воровство я хотел показать, как работают всякие творческие механизмы — как мне кажется, не только у меня. Все уже ведь придумано, каждое следующее исполнение — это переосмысление, миром правят сэмплы. Осознанно или нет, приворовывают все, это не стыдно, присоединяйся. Только не говори, что придумал все сам. Всё связано и все связаны.

Джрс с подачи Sad­wave стали называть лучшей группой Москвы. Как ты к этому относишься? Подобные градации мешают, увеличивают ответственность или идут по боку?

Вроде там было про “лучшую живую группу”, хотя я могу ошибаться. Ну как сказать, это приятно, но ответственности не особо добавляет. Во-первых, как было в Рике и Морти, хорошую музыку сочиняют расслабленные люди, так что лучше вовсе не думать ни о каких планках, а просто фигачить. Во-вторых, красота в глазах смотрящего. Очень здорово, что нас считают лучшими в чем-то, но нельзя позволять чужому мнению замещать свое. Мне тоже нравится, как мы играем, но если мы решим, что лучше действовать как-то иначе, то поменяем подход. В общем, никак не мешают эти градации, просто лестно и все.

Обложка. Во-первых, она крутая. Самая первая ассоциация — это фильм «Магазинчик ужасов», который я смотрел в детстве. Там цветок ел людей и рос. А в целом тот фильм — это такой парафраз жанра ужасов и вполне панковский подход, фильм сняли за одну ночь с минимумом дублей. Подразумевалось ли что-то подобное и с альбомом? Расскажи об авторе обложки (знаю, что Маша делала обложки и mir­rored lips вроде бы), насколько мои ассоциации близки к правде?

Ой, это интересно, не задумывался о таких отсылках. Это лучше спросить у Маши, но вот прямо сейчас у меня нет такой возможности, к сожалению. Тут надо сказать, что все оформление определила наша коллаборация с брендом Волчок. Ребята сделали коллекцию вещей к выходу нашего альбома — футболки, свитшоты и все такое. И Маша изначально рисовала именно для них! Я просто скинул тексты и какие-то демо, а остальное — уже ее ассоциации. Потом мы просто использовали один из принтов в качестве обложки, такие дела. То есть мы оформили альбом по следам мерча (хотя это плохое слово для такой красоты), а не мерч по следам альбома. Роза и выпавшие зубы, кстати, отсылают к нашему старому EP Arms/Shelter, обложка которого, в свою очередь, тоже кое-куда отсылает. В общем, опять череда счастливых случайностей. С Машей я бы вообще посоветовал поговорить отдельно, она прямо человек эпохи Возрождения, и художественные дела — это только малая доля из тысяч ее инициатив. Там и видео, и музыка, и текст, и движухи разные. Очень круто. Я завидую и вдохновляюсь. Привет, Маша!

А насчет панковского подхода смешно. Дело в том, что ДЖРС II — это самый непанковский наш альбом. Впервые мы не писали все живьем, а заморочились и сделали отдельные сессии на каждый инструмент. Там местами звучат штук пять разных гитарных партий одновременно. При этом пишут, что запись, наконец, передает нашу живую энергетику. Странные дела. Видимо, тут сработало правило, что если хочешь чего-то добиться, нужно делать наоборот.

Думаю, что дальше либо вовсе замолкну, либо все же начну делать что-то веселее или абстрактнее. Потому что мрачнеть дальше уже будет просто нелепо”. Мог бы раскрыть это подробнее.

Это про тексты. Мне кажется, они и так уже мрачные до комичности, куда дальше-то, про гробы петь? В плане размышлений, наверное, есть куда копать, дна нет, но мне не особо туда хочется. Хотя кого волнует, хочется мне или нет? Все будет, как будет, но сейчас я пустой, выдал все, что имелось. На Нет тоже так было, альбом выходит, и ты думаешь, что не сможешь уже ничего придумать лучше или придумать вообще. Однако потом все равно придумываешь. Но мне кажется, что для меня тема мрачной рефлексии все же исчерпана. Возможно, и правда стоит политизироваться (тут вообще достаточно новости читать, и хоть каждый день по альбому пиши) или начать какую-нибудь полную ебанину писать. Я уже говорил, мы сейчас (30 мая) в Монголии, и за утро я видел целую кучу колоний сурков и прекрасных журавлей. Почему почти никто не поет про сурков и журавлей? А для сурков и журавлей?

беседовал Виктор Пучков, фото из инстаграма ДЖРС

Еще о музыке 18-го по месяцам: январь, февраль, март, апрель.